2 April

Rive Gauche YSL

when your boots, faithfully warmed you through the winter suddenly seem heavy,

when you do not care about the coldness, embracing your legs,

then it’s time for white aldehydes,

aldehydes as white as artificial light,

as unnatural as only aldehydes can be,

at the moment when nature is going to unfold it’s new story,

every year

the same

Rive Gauche YSL

В городе опять снежная карусель, а у меня альдегидные дни. Сегодня в духах  Rive Gauche YSL.  Завтракала с подругой в кафе с синими стенами. Оно занимает часть старого дома, в котором раньше располагалась типография  Энсхеде, ныне Королевская. По легенде в этом здании в 1766 году господину Энсхеде играл маленький Моцарт, в то время как его отец жаловался типографу на сложности в переписке нот.

У меня сейчас сложности с прослушиванием парфюмов по нотам. Стоит на какое-то время отключить встроенный анализатор, как он выходит из строя и нужно заново проводить калибровку: прислушиваться,  доставать из памяти похожие запахи, сравнивать, сверяться с “хроматограммой”- пирамидой. Не то что бы я считала это очень важным для восприятия парфюма, но иногда хочется размять нюхательную мышцу, утратившую свою спортивную форму.

Rive Gauche у меня есть в духах из 70-х, как на фотографии справа, и туалетной воде. Туалетку мне подарила Маша, это был приятный сюрприз последних дней лета, а духи я купила спустя несколько месяцев на парфюмерной ярмарке. Но сначало было платье из тонкого шелкового трикотажа с черным манжетом по низу юбки. Оно такого же синего цвета как шарф на шее Карен Мюлдер в рекламе Rive Gauche.  Этот синий темнее и фиолетовей синего на флаконе. Почти идеальный синий. Почти, потому что красивых синих много, и жалко отдавать пальму первенства одному из них.

Духи начинают жить сразу после намаза. Туалетка какое-то время витает над кожей бестелесным облаком, едва уловимым ультра-запахом. Сама идея сравнения винтажных духов, которые больше не выпускаются,  и туалетной воды, выпущенной уже после переформулирования, изначально провальна. Ведь разница даже между современными духами и туалетными водами  может быть огромна, как например у Shalimar. В блоге у Bois de Jasmin хорошо описаны изменения, которым в 2003 году подвергся Rive Gauche под руководством Форда, поэтому я не буду на этом останавливаться. На мой нос характер аромата изменился на полтора размера, став воздушней и угловатей. А это вполне допустимая погрешность на время и моду.

Rive Gauche это запах весеннего города, когда еще прохладно, но асфальт уже сух, и в ногах, сменивших тяжелые сапоги, казавшиеся осенью такими мягкими и уютными, на туфли, ощущается приятная легкость.  Это ощущение легкости при смене обуви переживаешь заново каждую весну и не перестаешь ему удивляться.  В Rive Gauche  сочетаются металлический холод и нестойкое тепло. Чтобы его любить, нужно любить альдегиды с их нарочистой искусственностью. Я люблю. Люблю смотреть сквозь них, как сквозь решетку городского парка, на нечеткие очертания цветов и зелени, чувствовать их напряжение. Тепло приходит с розой. Если в парке есть с кем обниматься, то рано или поздно согреешься.  Туалетка, впрочем, объятий не обещает,  для нее лучше выждать более теплых дней. Отношениям “едва прикоснувшись рукавами” я предпочитаю “випила мою кров і п’яною впала”, и  это касается не только духов.

В моей личной классификации Rive Gauche занял место рядом с весенними зелеными шипрами Cabochard Gres и Cristalle Chanel. Из этой тройки он самый теплый, поэтому его можно носить уже сейчас, не дожидаясь туфель.

Я никогда не задумывалась над тем, что Rive Gauche – это Левый берег. Раньше я всегда жила на Правом берегу Днепра, в нескольких сотнях метров до нескольких сотен километров от него. Теперь на левом, но не в Париже, но если бы мне пришлось выбирать, то в Париже я бы поселилась в именно там, на Левом берегу в районе бульвара Сент-Жермен.

Rive Gauche Yves Saint Laurent (Michel Hy, Jacques Polge, 1971): Aldehydes, leaf note, galbanum, gardenia, narcissus, jasmine, rose, orris, honeysuckle, sandalwood, oakmoss, vetiver, tonka bean.